Кто нацелен на российские патрули в Идлибе?

В Идлибе продолжается серия атак на российско-турецкие патрули одновременно с наращиванием военной мощи сирийского режима. Эксперты также предупреждают о новой атаке со стороны Турции в регионе и подчеркивают, что ответом Москвы на это будет проведение военной операции по контролю над всей трассой М4.

Кто нацелен на российские патрули в Идлибе?
27 August 2020   12:52
ПРЕСС-ЦЕНТР

В начале марта этого года президент России Владимир Путин и его коллега, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, объявили, что достигли соглашения о прекращении огня в Идлибе. Соглашение должно было вступить в силу с 6-го числа того же месяца, после столкновений между правительственными войсками сирийского режима и армией Турции. Обе стороны договорились о проведении совместного патрулирования на трассе М4, которая проходит через районы, находящиеся под контролем турецких и протурецких наёмников к югу от Идлиба, а также через город Саракиб на востоке Идлиба, город Айн Хор к юго-западу от Идлиба, и вблизи административных границ мухафазы Латакия.

Атаки на совместное патрулирование и формирование новых наёмнических группировок в Идлибе.

С началом проведения совместных российско-турецких патрулирований трассы М4 в Идлибе появилась группировка наемников под названием «Хатаб аш-Шишани». Особенность этой бригады наемников стала ясна после того, как 14 июля террорист-смертник взорвал себя на трассе М4 близ деревни Аль-Киясат в ходе осуществления российско-турецкого патрулирования. Ответственность за данный теракт взяла на себя группировка «Хатаб аш-Шишани».

Одновременно с этим наёмники этой группировки также заявили в своём официальном телеграмм-канале, что они будут продолжать свои теракты, которые нацелены на российско-турецкие патрули.

Вскоре наемники также взяли на себя ответственность и за атаку ручным противотанковым гранатомётом на российско-турецкий патруль №24, которая произошла 17 августа этого года. Известно, что в ходе этой атаки пострадала патрульная машина Турции. Это стало второй атакой на совместный российско-турецкий патруль на трассе М4.

Вскоре, 25 августа, наёмники «Хатаб аш-Шишани» совершили новую атаку на совместный патруль. В этот раз целью стал российский автомобиль. По нему также нанесли удар ручным противотанковым гранатомётом в окрестностях к западу от Идлиба. В результате данной атаки были ранены два российских солдата.

На кого работают наёмники группировки «Хатаб аш-Шишани»?

Пока точно не установлено, к какому крылу наёмнических группировок принадлежит новообразованная «Хатаб аш-Шишани». Название этой группировки три раза упоминалось в средствах массовой информации. Её наёмники опубликовали в соцсетях фотографии двух взрывов, которые они совершили, а также своё заявление. В заявлении было сказано, что они придерживаются радикального салафизма. Это наталкивает на мысли, что «Хатаб аш-Шишани» связана с наёмниками оперативного центра «Фа-Исбату», в который входят самые радикальные салафистские группировки, которые отвергают соглашение о прекращении огня в Идлибе.

Турция возрождает ИГИЛ.

В связи с этим Махер Фаргали, исследователь по делам террористических группировок, прокомментировал, что данные атаки на совместные российско-турецкие патрули происходят в рамках так называемого «четвертого вторжения ИГИЛ» при Абу Ибрагиме аль-Хашеми. Известно, что они проводят разные операции не только в Сирии, но и в ряде других арабских стран, таких как Египет, Ливия и пр.

Махер Фаргали также отметил, что наблюдаются серьёзные признаки возобновления деятельности террористической группировки ИГИЛ: «Известно, что сейчас ведущий аппарат безопасности ИГИЛ способен вербовать наёмников, создавать новые ячейки и проводить террористические операции. А это значительно облегчает процесс возобновления деятельности ИГИЛ на территориях Сирии».

Однако он придал очень большое значение роли, которую играют силы Международной коалиции по борьбе с терроризмом ИГИЛ и Силы Демократической Сирии (СДС) и подчеркнул, что «Турция снова пытается переформировать группировки ИГИЛ».

Атаки на совместные российско-турецкие патрули также совпали с обострением массовых беспорядков в Идлибе и со столкновениями протурецких группировок с правительственными войсками сирийского режима. Кроме того, Турция практически ежедневно укрепляет свои позиции в Сирии.

В этом контексте сирийский писатель и оппозиционный деятель Ахмед Аль-Друза говорит: «Турция не может смириться с присутствием России на своих южных границах в тех областях, которые она считает своими законными территориями, которые отняли у неё после распада Османской империи. Естественно, что из-за этого Турция прилагает большие усилия, чтобы оказать давление на Россию и помешать Дамаску вместе с Москвой и Тегераном вернуть оккупированные земли, которые сейчас у неё в распоряжении благодаря её наёмникам вооруженных исламских группировок. Кроме того, Турция также пытается уклониться от своих обязательств перед Россией. Она не заинтересована в том, чтобы выполнять заключенное соглашение».

Что касается реакции Москвы на нарушения наемнических группировок Турции в Идлибе, то Ахмед сказал: «Я не думаю, что Москва согласится на крупную военную операцию совместно с Дамаском по возращению Идлиба и ликвидации из провинции турецких и протурецких сил. Максимум, который может в данном случае сделать Россия, - это точечная военная операция, в рамках которой Анкара обязана будет соблюдать недавнее соглашение по трассе М4 и контролировать территорию шириной до 30 км до тех пор, пока не будет достигнуто международное соглашение».

Идлиб наряду с армией Турции также контролируется группировкой «Хайят Тахрир аш-Шам», ранее известной как «Джабхат ан-Нусра», и остальными наёмническими группировками. Данная группировка внесена в международный список террористических группировок. Известно, что все эти группировки осуществляют свою деятельность под руководством Турции.

Также известно, что наёмники, связанные с «Фа-Исбиту», никогда не нападали на совместные российско-военные патрули от их имени. Даже несмотря на то, что они открыто заявляют о непринятии перемирия, которое было подписанного на северо-западе Сирии, и о категорическом непринятии совместных российско-турецких патрулей, которые прокладывают путь к открытию международных дорог, проходящих через Идлиб.

Однако наблюдатели считают, что именно «Фа-Исбиту» спонсируют наёмников «Хатаб аш-Шишани», которые уже несколько раз нанесли удары по российско-военным патрулям на трассе М4.

Наблюдатели также считают, что таким образом наёмники оперативного центра «Фа-Исбиту» пытаются избежать обвинений в атаках на совместные патрули, потому что опасаются реакции местного населения.

Группировки, которые атакуют российско-турецкие патрули на М4, связаны с Турцией.

Аль-Друз также заявил, что группировки, которые атакуют совместные российско-военные патрули на трассе М4, административно связаны с Турцией, и продолжил: «Однако по-настоящему они подчиняются Соединенным Штатам Америки. США обеспечивает им защиту до тех пор, пока в районе не будут реализованы американские интересы. А затем она перебрасывает этих наёмников в новые районы международных конфликтов, чтобы в качестве предлога вмешаться в дела этих стран во имя борьбы с терроризмом. Таким образом Америка оказывает давление на тех, кого она считает своими врагами».

Махер Фаргали в свою очередь отметил: «Как я уже говорил ранее, Турция играет ключевую роль в вопросе деятельности наёмников ИГИЛ. Террористическая группировка ИГИЛ является одним из её основных игроков. Однако она не напрямую координирует действия ИГИЛ. У Турции достаточно много планов, которые она стремится осуществить в регионе. И для достижения своих корыстных планов и амбиций она использует религию и свои террористические наёмнические группировки. И группировки эти действуют в конфликтных зонах. А среда, в которой существует какой-либо конфликт, всегда весьма хаотична, что важно для Турции, чтобы успешно осуществлять свои злые умыслы».

(В. С.)

ANHA