Алдар Халиль: Демилитаризованная зона предназначена для разделения Сирии

Reportaj Summay

Алдар Халиль: Демилитаризованная зона предназначена для разделения Сирии
20 September 2018   15:55

ПРЕСС – ЦЕНТР

Алдар Халил сказал, что формирование зоны так называемой демилитаризованной зоны вокруг Идлиба, которая стала результатом двустороннего соглашения между Россией и Турцией, может стать новой границей между Сирией и Турцией, подчеркнув, что Идлиб стал частью Турции, и этот шаг считается продолжением проекта Эрдогана в Сирии.

В интервью информационного агентства ANHA бывший сопредседатель Исполнительного комитета Движения за демократическое общество (TEV-DEM)  Алдар Халиль рассказал о последних событиях в регионах Сирии, а также относительно последнего двустороннего соглашения  по Идлибу между Россией и Турцией.

· Какова ваша оценка последней ситуации  в Идлибе, и какова роль Турции в ней?

Турецкая интервенция в Сирии вызвала большие осложнения и проблемы. Это основная причина продления сирийского кризиса и распространения террористических групп и наемников на всей территории Сирии, которые стоят за трагедиями и страданиями сирийского народа, внутренними разногласиями и тому подобное. В результате эта политика, проводимая Турцией, во главе с Эрдоганом, привела к распределению террористических групп на сирийских территориях, демографическим изменениям, и повлияла на судьбу переговоров по урегулированию кризиса в Сирии. С одной стороны политика Турции негативно сказалась на ситуацию в Сирии, , а с другой – оказывает негативное влияние на ситуацию в Турции. Одной из причин экономического кризиса, который испытывает Турция, ее разногласий с другими странами и тупиковой ситуации между ней и остальным миром, является одна из основных причин этого вопроса - вопрос о сирийском деле и политике, проводимой Эрдоганом в Сирии.

Сейчас важно рассмотреть ситуацию в Идлибе. Кризис в  Идлебе возник после шагов, предпринятых Эрдоганом, путем отказа от Алеппо и передачи его сирийскому режиму, а также его помощи сирийскому режиму взять контроль над Гутой, и прямое вмешательство в Джараблос и аль-Баб. В настоящее время присутствие сил, ополченцев и террористических групп, подконтрольных Турции, в Идлибе является основной причиной того, что подтолкнуло Россиию к проведению трехстороннего саммита между Турцией , Россией и Ираном, чтобы изучить и принять решения по Идлибу. Но трехсторонний саммит, который не принес плодов, как хотелось России и Турции, поэтому они прибегли к двусторонней встрече Путина и Эрдогана.

·Какова цель двусторонней встречи между Россией и Турцией, и действительно ли это должно было положить конец кризису в провинции Идлиб?

Встреча, которая состоялась между Путиным и Эрдоганом было распределение интересов, квот и планов на следующие месяцы. Эрдоган находится в очень трудном положении, либо отказаться от Идлиб, как это он сдалал с Алеппо и, таким образом, потерять все связанные с ним группы в Сирии, или настаивать, как это сделал Иран, наставивая на любой отсрочке или прекращение операции по освобождению Идлиба. Россия же в свою очередь тщательно изучили тему Идлиба и попыталась понять мнения многих стран. Некоторые страны, по нескольким причинам, выразились за отсутствие эскалации в Идлибе. Главная причина была угроза Эрдогана странам Европы, когда он сказал, что в случае нападения на Идлиб, он отправит террористические группы в Европу и другие страны. Действия Эрдогана вызывают серьезные опасения у этих стран, например, если бы они начали атаковать эти группы, и эти группы переместились бы на территории, находящиеся под контролем Турции, то Эрдоган направит их в эти страны, и это является серьезной проблемой для них.

· Как вы оцениваете итоги двусторонней встречи между Россией и Турцией?

Эти террористические группы не согласились с выходом из Идлиба, и настаивали на сопротивлении. Сирийский режим не имеет права побеждать эти группы, и Россия не уверена, что ее бомбардировка не вызовет международных реакций, особенно после позиции Соединенных Штатов США и стран Международной коалиции к тому, что может произойти в Идлибе, особенно в распространении информации о возможности применения химического оружия в Идлибе. Все эти факторы помогли Эрдогану убедить Путина в необходимости отложить эту кампанию и договориться соглашения о формировании демилитаризованной зоны вокруг Идлиба.  Это соглашение может привести к тому, что может быть Идлиб станет частью Турции, а  демилитаризованная зона стать частью Из станет новой линией границы между Турцией и Сирией. Это завершает проект Эрдогана, который он начал реализовывать в Джараблосе и аль-Бабе, а теперь продолжае в Африне и Идлибе. Турция взяла под свой контроль эти районы, которые теперь относятся к Турции, а не к Сирии.

·Как стороны будут следить за тем, чтобы между сирийским режимом и группами наемников не было нарушений?

При наличии Джабгат аль-Нусра и других групп ситуация изменилась, поэтому Эрдоган не может принимать решительных решений после соглашения о формировании демилитаризованной зоны. Это соглашение не будет успешным. Не может быть, что Джабгат аль-Нусра и другие группы согласятся с данным соглашением. Соглашение  о формировании демилитаризованной зоны станет катастрофой для Эрдогана и Турции, поэтому перед предстоящими днями или месяцами Эрдоган окажется в более сложной ситуации, чем сейчас. И начиная со следующего месяца Эрдоган  попытается направить эти группы в Африн и уменьшить нагрузку на Идлиб. Это создаст опасную ситуацию в Африне, а также других районах северной и восточной Сирии. Эрдоган хочет создать новое состояние конфликта, чтобы предотвратить освобождение Африна. Особенно с учетом того, что мы активизировали дипломатические, политические, военные и организационные усилия по освобождению Африна.

* В чем причина молчания сирийского режима и Ирана (третьей стороны сирийского досье) в отношении двустороннего соглашения и оккупации Турции некоторых регионов Сирии?

Сейчас сирийский режим не заботится о разделении Сирии или оккупации некоторых регионов Сирии, поскольку он обеспокоен сохранением своей власти и подрывом других групп, концентрированных в других сирийских регионах.  Другая цель заключалась в том, чтобы ограничить их в этой области. Важным для сирийского режима в настоящее время заключается то, чтобы удержать эти группы без действия в узкой и ограниченной среде. Если бы сирийский режим стремился к единству Сирии, то он бы принял решительные меры во время оккупации Африна и Джараблоса, аль-Баба и других сирийских районов, оккупированных Турцией, но эти районы по-прежнему находятся под турецкой оккупацией. Сейчас в Африне происходит изменение языка, на котором разговаривает местное население, тысячи граждан Идлиба заселяются в Африн, происходят изменения названий местных деревень и сел. Поэтому ни сирийский режим, ни какая-либо другая сторона, заявляющая о своей обеспокоенности по поводу ситуации в Сирии, не заботятся об оккупации, их волнует только тема своего господства

Иран находится в новой ситуации: решение США и его союзников для борьбы с Ираном подрывают его влияние в регионе и не позволяют ему сформировать шиитский полумесяц, поэтому Иран сейчас подвергается атаке и подвергается блокаде, хотя договоренность по Идлибу может не соответствовать политике Ирана. Но Иран пытается добиться баланса в этот период, и не хочет становиться влиятельной партией, которая выходит на арену напрямую.

·Как вы объясняете реакцию многих внешних и внутренних сторон, которые призывают избежать любых военных конфронтаций в Идлибе, чтобы сохранить безопасность мирных жителей, в то время как эти же стороны молчали о действия Турции в отношении мирных жителей Африна?

Некоторые стороны заявляют о своем беспокойстве за жизнь и безопасность мирных жителей в Идлибе во время военной операции и требуют сделать все возможное, чтобы избежать жертв, и  защитить гражданских лиц. Как гуманное чувство, это хорошо, и мы также не хотим, чтобы города бомбили и уничтожали, и тем более не хотим жертв среди мирных граждан. Но возникает вопрос: это международное сообщество, которое поднимает сейчас все эти вопросы, требуя принять меры, не то же самое, когда началась военная кампания в Африне, когдаТурция вторглась в Африн, вытеснила местных граждан Африна, захватила их собственность и изменила состав населения? Ни одна из сторон не выразила свою четкую позицию относительно турецкой оккупации и нападению на Африн, и не декларировал ничего подобного, как сейчас,  почему эта двойственность? Они подымают гуманные вопросы в Идлибе, зная, что мы в качестве гуманитарного долга или гуманитарной ситуации поддерживаем тот факт, что гражданское население не должно подвергаться риску. Вместо того, что бы в рамках своих интересов договариваться с Эрдоганом они должны были принять меры для предотвращения этих вещей, которые несомненно, приведут к негативным последствиям, и потери будут больше, чем просто военное нападение на город.

·Как соглашение повлияет на судьбу Африна?

Это соглашение, прежде всего, даст возможность этим группам самоорганизоваться снова или отправить некоторых из своих последователей  в Африн, и это повлияет на демографическую ситуацию в Африне. С другой стороны, это соглашение вызвало компромиссное решение между Россией и Турцией. И это компромиссное решение, хотя и временно, но заблокировало путь к возникновению любого конфликта или противоречия между ними относительно Идлиба. Если возникнет противоречие, то оно окажет более позитивное влияние на Африн.Но Эрдоган постарается выиграть от этого соглашения, чтобы укрепить свое господство, его деспотизм и его оккупацию Африна.

В центре всех усилий должны быть усилия по освобождению Африна. Без освобождения Африна, не возможно прийти или говорить о суверенной Сирии, не возможно говорить о демократичной и свободной северной  Сирии, невозможно говорить о свободной Рожава. Для нас тема освобождения Африна является стратегической, и она является главным направлением наших обсуждений и встреч со всеми сторонами. Некоторые стороны утверждают, что они заботятся о судьбе Сирии, чтобы перейти к новому этапу решения в ближайшие месяцы, и договориться о новой конституции для Сирии, по этому вопросу предпринимаются решительные меры, однако без освобождения Африна это не может быть успешным. Так как решение в урегулирвании сирийского кризиса связано с освобождением Африна. Перед нами сложный этап, происходит интенсивное вмешательство и предпринимаются сильные шаги, и многие партии Сирии по-прежнему находятся в состоянии интенсивного конфликта, и решение в урегулирование сирийского кризиса все еще далеко.

·Каков новый этап, ожидающий Сирию?

Там, где Эрдоган и Турция, это означает, что есть препятствия для достижения решения в урегулировании сирийского кризиса, так как Эрдогана  является частью этого соглашения. Но я думаю, что это двустороннее соглашение будет временным, и продлится недолго. В противном случае последствия этого соглашения будут распространяться на Алеппо, северную Сирию, и Сирию в целом.

Мы надеемся, что этап политического решения и этап диалога начнутся всерьез, и все стороны будут участвовать в нем, и мы, как сирийская сторона, сможем прийти к решению в вопросе мирного урегулирования сирийского кризиса. И только после будет разрешен вопрос в деле Идлиба, затем Африна, Джараблоса и Аль-Баба.

(СМ)

ANHA