Астанинский процесс. 20 раундов, изменивших аспекты жизни сирийцев в соответствии с интересами своих спонсоров

После 20 раундов встреч «Астанинского процесса», их результаты стали очевидными во всех аспектах жизни сирийцев, включая составление новых карт влияния страны и ее разделение между участниками «тройной сделки», а также изменение демографии сирийцев. Они наблюдают за происходящим в сирийских регионах, как вытесняют местных жителей и заселяют тех, кто соответствует их интересам.

Астанинский процесс. 20 раундов, изменивших аспекты жизни сирийцев в соответствии с интересами своих спонсоров
23 January 2024   11:33
Пресс-центр
Яхья Аль-Хабиб

Первый раунд встреч Астанинского процесса состоялся 23 января 2017 года, и одним из наиболее заметных результатов этих встреч стал вклад в разделение сирийской территории на зоны влияния под эгидой «деэскалации» под контролем различных сил. Это способствовало усилению правительства Дамаска и наделению турецкого оккупационного государства большей властью в оккупации сирийских земель.

В этом отчете мы перечислим наиболее важные вещи, которые произошли во время проведенных встреч в Астане, и наиболее заметные результаты, которые были достигнуты за счет сирийцев и их земли.

20 раундов. Как они проходили?

Первый раунд состоялся 23-24 января 2017 г. и стал началом разделения влияния между Россией, Турцией и Ираном после договоренностей, состоявшихся 29 декабря 2016 г., где предложенные решения были сделаны по модели Алеппо, а Турция продала своих наемников правительству Дамаска и России. В конце первого раунда было объявлено о соглашении о создании трехстороннего механизма контроля за полным соблюдением режима прекращения огня, но, по факту, этого не произошло, а столкновения и бомбардировки продолжались.

Второй раунд состоялся в середине февраля. Несмотря на заявление России о том, что второй раунд создал «твердый механизм» для наблюдения за прекращением огня, потолок амбиций этой встречи был намного выше, поскольку речь шла о подготовке последних штрихов на карте размещения наемников «Ан-Нусры» (Организация, запрещенная на территории РФ) на сирийской территории, в рамках подготовки к отделению от нее «умеренных» с целью борьбы в дальнейшем. Однако этого не произошло из-за поддержки одной из так называемых сторон-гарантов - Турции - наемников Ан-Нусра.

Третий раунд прошел в середине марта 2017 года. В окончательном заявлении указывалось, что «государства-гаранты» согласились сформировать комитеты для наблюдения за перемирием и нарушениями, комитеты для отслеживания дела о помощи, а также комитеты для дел заключенных и задержанных в ответ на предложение сформировать комитет по разработке проекта сирийской конституции, но по этому вопросу ничего не изменилось. На местах продолжались убийства, бомбардировки, столкновения и голод.

Четвертый раунд, в начале мая 2017 года, завершился соглашением об определении так называемых зон деэскалации, которые включали Идлиб, Восточную Гуту, северную сельскую местность Хомса и южную Сирию сроком на 6 месяцев, но кровопролитие продолжалось. После четвертого раунда Астаны все фронты начали боевые действия против правительства Дамаска, остановленного по турецкому приказу. Таким образом, силы Дамаска и России посвятили себя контролю одной за другой четырех «зон деэскалации», а наемники, отказавшиеся подписать документы о капитуляции, были переброшены в Идлиб, который контролировали наемники Хайат Тахрир аш-Шам (бывший Ан-Нусра), занесенные в список международных террористов.

Пятый раунд в начале июля был завершен без подписания документов, а заключение соглашения о создании трёх зон деэскалации в провинциях Идлиб, Хомс и Восточная Гута было временно отложено, так как стороны астанинских переговоров (Россия, Турция и Иран) не смогли согласовать границы этих территорий.

Шестой раунд в середине сентября реализовал интересы стран-гарантов, так как наемники сдались.

Седьмой раунд, 30 октября 2017 г., завершился без достижения существенных результатов, поскольку стороны-участники не пришли к какому-либо соглашению относительно освобождения задержанных, обмена пленными и непрерывной доставки помощи населению в осажденных районах.

В ходе восьмого раунда, состоявшегося также 21 декабря того же года, была назначена дата проведения конференции в Сочи, в России. Это была альтернатива женевской платформе, которая потерпела неудачу в результате несовместимости между многими файлами.

Турция использовала эти встречи для оккупации Африна, заключив сделки с Россией, поскольку Восточная Гута была освобождена от турецких наемников в обмен на разрешение Турции оккупировать Африн.

Девятый раунд прошел 14 мая 2018 г. По итогам раунда «тройка» опубликовала совместное заявление, в котором Россия, Турция и Иран подтвердили готовность продолжать совместные усилия по выполнению резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, а также поддержать реализации рекомендаций «Конференции сирийского национального диалога» в Сочи. Россия начала продвигать проект сирийской конституции, написанный российскими экспертами.

Десятый раунд состоялся 30 июля 2018 г. Три страны, вмешавшиеся в Сирию, согласились помочь сирийцам восстановить нормальную жизнь и начать переговоры, чтобы помочь перемещенным лицам и беженцам вернуться, но ничего из этого не было достигнуто, а убийства, разрушения и перемещение населения продолжались.

Одиннадцатый раунд прошел 28 ноября 2018 года, но не дал существенных результатов. Стороны должны были обсудить формирование Конституционного комитета, но переговоры в начале провалились из-за спора между Россией и тогдашним американским посланником в Сирии, Джеймсом Джеффри.

Двенадцатый раунд прошел 25 апреля 2019 г. В ходе него правительство Дамаска пригрозило начать военную операцию в Идлибе, в котором собрались наемники со всей Сирии.

Тринадцатый раунд завершился заявлением, аналогичным предыдущему, без конкретных решений относительно хода работы по делу так называемого Конституционного комитета и по поводу его завершения участвующими сторонами которыми были сделаны противоречивые заявления в связи с участием России. На встрече по вопросам безопасности в Иерусалиме между Россией, Америкой и Израилем было достигнуто согласие продолжать израильские удары по иранским объектам на сирийской территории.

Четырнадцатый раунд в том же году завершился в столице Казахстана Нур-Султане, не принеся с собой ничего качественно нового, кроме враждебности к курдам и всем компонентам северной и восточной Сирии. Также онн допустил оккупацию районов Автономной администрации Сарекании и Гире Спи на севере и востоке Сирии в октябре того же 2019 года.

Пятнадцатый раунд прошел 23 апреля 2020 г. Участники выступили с расплывчатым заявлением о ситуации на северо-западе Сирии, как это было принято на последних встречах, но это не привело к прекращению эскалации. В ходе 14-го и 15-го раундов важные полевые события  произошли в Идлибе и его окрестностях, поскольку Дамаск взял под свой контроль всю южную сельскую местность Алеппо и большую часть его западной сельской местности Алеппо, восточную сельскую местность Идлиба, особенно города Саракиб и Маарат ан-Нуман, а также осадил так называемые старые и новые турецкие точки в окрестностях Идлиба.

Шестнадцатый раунд прошел 7-8 июля 2020 г. Было сделано итоговое заявление, которое ничем не отличалось от заявления предыдущего раунда, поскольку затрагивало интересы трех стран в Сирии и нападало на Автономную администрацию Северной и Восточной Сирии.

Семнадцатый раунд состоялся 21 декабря 2021 года. Итоговое заявление 17-го раунда астанинской серии между тройкой Россия, Турция и Иран по Сирии не отклонилось от размаха заявлений предыдущих раундов, которые включали разговоры о единстве и независимости сирийских территорий и нападки на демократический опыт в Северной и Восточной Сирии.

Этот раунд совпал с интенсивными атаками турецкой оккупации на север и восток Сирии, где она интенсивно бомбила линии соприкосновения в Тель-Тамере и Заркане, а также бомбардировкой беспилотниками Кобани, что привело к мученикам и ранениям. В то же время министр иностранных дел России Сергей Лавров выступил с негативными заявлениями в адрес администрации и курдов.

Восемнадцатый раунд прошел 17 июня 2022 г. в Астане и не дал никаких удивительных или необычных результатов, за исключением неспособности турецкой оккупационной власти заключить сделку, которая позволила бы ей расширить свою оккупацию территорий на севере и северо-востоке страны, где она угрожала до этого раунда, начать новую оккупационную операцию.

Девятнадцатый раунд прошел 23 октября 2022 г. в Астане и завершился в то время, когда турецкое оккупационное государство продолжало свои воздушные и наземные удары по регионам северной и восточной Сирии. Сделки раунда не отличались от предыдущих, и, как обычно, тройка согласилась в своей враждебности к Автономной администрации на севере и востоке Сирии и о том, что можно закрыть глаза на варварство турецкой оккупационной армии и ее наемников на севере Сирии. В заявлении был возобновлен дискурс против Автономной администрации и ее проект был назван «сепаратистским».

Двадцатый раунд состоялся 21 июня 2023 г. в Астане и завершился после атак турецкого оккупационного государства на север и восток Сирии. МИД Казахстана предложил сделать эту встречу Астанинских переговоров по Сирии последней в этом формат. Итоговое заявление отличалось от предыдущего, настаивавшего на выдвижении обвинений в «отделении» против Автономной администрации Северной и Восточной Сирии, хотя она всегда подчеркивала словом и делом единство Сирии и призывала к диалогу с правительством Дамаска, в отличие от турецкого оккупационного государства и его наемников. Кроме того, этот раунд включил в себя попытку протолкнуть нормализацию отношений между правительством Дамаска и турецкой оккупацией, поскольку обсуждалась российская дорожная карта относительно этого вопроса.

Турция усиливает свои атаки, а то, что осталось от «деэскалации» только способствует воспламенению

Ожидается, что после этих раундов двадцать первый раунд встреч в Астане состоится 24 и 25 января этого года, так как об этом объявил МИД Казахстана.

Этому раунду предшествовала эскалация турецкого оккупационного государства в регионах северной и восточной Сирии, в ходе которой усилились бомбардировки объектов инфраструктуры и сферы услуг, параллельно с эскалацией, проводимой правительством Дамаска в зонах влияния турецкого оккупационного государства. Также была проведена турецкая оккупация сельской местности Идлиба, Хамы и Алеппо и бомбардировки района Джебель-аз-Завия и Южного Алеппо.

 А. Г. 

ANHA