Трехсторонний консенсус в Москве -Лайла Мусса

Трехсторонний консенсус в Москве -Лайла Мусса
9 January 2023   02:18

Фактор времени является одним из самых основных и решающих для российской стратегии и политики. Он обеспечивает соблюдение ее интересов в соответствии с российской логикой и видением. Исходя из своей прагматичной политики в Сирии она вложила значительные средства в отсутствие невыгодного для нее сирийского кризиса, выступая, в первую очередь, против Соединенных Штатов Америки.

Исходя из этого, с момента своего вступления в сирийский кризис на стороне властей Дамаска в 2015 году Россия хочет ускорить завершение сирийского кризиса только в пользу своего союзника.

Она наносила интенсивные авиаудары и стремилась восстановить контроль над территориями, утраченными своим союзником в пользу оппозиции, которую поддерживает в первую очередь Турция. Этот фактор и привел к созданию сочинского и астанинского формата для обмена мнениями с турецкой стороной.

Для того, чтобы легитимировать своего союзника после его спасения в 2015 год, была осуществлена работа над делом о возвращении сирийских беженцев. Было заявлено, что Сирия потихоньку возвращается к своему обычному курсу.

На этом Россия не остановилась, а пошла дальше, работая над возвращением Дамаска в арабский мир и его места в Лиге арабских государств. Однако эта задумка пока не увенчалась успехом.

Сегодня мы видим, как Россия переживает критический этап в результате последствий украинского кризиса. Она работая над тем, чтобы объединить то, что Анкара на протяжении десятилетия называла террористическим, с тем, что Дамаск называл заблуждением прошлого.

Только необходимость вынудила их сесть за стол переговоров, а не фактор доверия и убежденности в необходимости обеспечения выживания перед лицом ветров перемен, дующих в регионе.

Россия в своих первых попытках игнорировала пространственные условия локально, регионально и интернационально. Она вступила во временную гонку лишь для того, чтобы ускорить реализацию своих программ без учета реальных данных, но не преуспела в своих усилиях.

Тем не менее, мы можем подтвердить, что ей удалось собрать некоторые противоположности за одним столом, в лице тех, кто угрожает авторитарному присутствию, а именно проекта Автономной администрации Северной и Восточной Сирии и Сил Демократической Сирии.

12 лет сирийского кризиса принесли с собой сотни тысяч жертв, в том числе погибших и раненых,миллионы перемещенных и вынужденных переселенцев, почти полностью разрушенную инфраструктуру (более 80%), людей, живущих на грани бедности в количестве 90%, отсутствие самого низкого уровня услуг, таких как электричество, энергия и безопасность, почти полное отсутствие еды, разрушенную систему здравоохранения, а также беспрецедентное падение сирийского фунта по отношению к доллару. Необходимо начать все с нуля, минуя временные данные.

Одной встречи достаточно, чтобы разоблачить демагогическую риторику и обманчивые обещания. Между тиранами нет конфликта и вражды, они борются за свои экономические интересы и выгоды. Народы были и остаются средством для реализации их программ и картой давления на конкурентов.

Все они собрались не для того, чтобы разрешить кризис и ответить на чаяния сирийского народа, а для того, чтобы устранить тех, кто сохранил принципы сирийской революции и действительно представлял чаяния сирийского народа, а также защищал Сирию и человечество от террористов ИГИЛ (Организация, запрещенная на территории РФ) и противостоял экспансионистским оккупационным региональным проектам, главным из которых является обновленный османский проект.

Несмотря на данные, свидетельствующие о том, что итоги этой трехсторонней встречи не увенчались успехом, стоит отметить, что все равно для ее участников остается основным правилом жертвовать всеми территориями ради противостояния переменам и гарантией сохранения власти. Начало возрождения несуществующей Османской империи было положено реализацией пакта Милли (дорожная карта, по которой были проведены политические границы Турции в 1920 году и на основании которой Ататюрк руководил войнами после потерь, понесенных Османским халифатом в Первой мировой войне).

В 2016, году столетия Соглашения Сайкса-Пико, по которому были проведены политические границы стран региона, и 500-летие битвы при Мардж-Дабике (район близ г. Алеппо), в которой турки победили мамлюков, Турция также была готова приобрести новые территории.

Турция, согласно своему геостратегическому положению и имеющимся у нее картам давления, смогла при пособничестве участников международного заговора против устремлений народа, восставшего против терроризма, заполучить Азаз, Джараблус и Аль-Баба с помощью наемников террористической организации ИГИЛ.

В 2018 году произошла оккупация Африна в обмен на передачу Гуты, а последним районом, который стал частью серией приема и передачи, стали в 2019 году Сарекания и Гире Спи.

Сегодня для того, чтобы власти Анкары с благословения и легитимности международного сообщества завершили свой проект пакта Милли, они для этого используют предлог создания зоны безопасности.

Также Турция стремится нанести удар по национальному проекту в лице Автономной администрации Северной и Восточной Сирии и сохранить тиранические диктаторские режимы, а также установить пояс исламистов на севере Сирии, чтобы обеспечить выживание и продолжение турецкого вмешательства в сирийские дела. Также это необходимо для превращения Сирии  в турецкое государство, чтобы соединить каждый регион, который она оккупирует напрямую с турецким губернаторством.

Самое главное, что террористический исламистский север Сирии, Братья-мусульмане, Аль-Каида, ИГИЛ (Организации, запрещенная на территории РФ) остается кинжалом в боку человечества и картой постоянного турецкого давления. Это необходимо для Турции, чтобы шантажировать международное сообщество для продвижения своих интересов, как они шантажируют Европу картой сирийских беженцев.

Все эти попытки остаются в категории шантажа и уступок для удовлетворения высокомерия и алчности тирании и диктатуры, топливом для которых является простой народ. Все предпринятые до сих пор шаги являются лишь временными тактическими мерами для искусственного поддержания кризиса до тех пор, пока интересы всех сторон не будут удовлетворены.

Сирийский народ является решающей точкой в ​​определении будущего Сирии для всех сирийцев. Любые антинародные решения будут невозможны, а недавние марши протеста и демонстрации в районах, находящихся под турецкой оккупацией, отвергают любой процесс нормализации отношений с Турцией. Протестующие понимают, что в этом случае сирийский народ станет легкой добычей для террористов и для страдающих манией величия представителей правительства Дамаска.

А.Г.

ANHA