Свидетели Эпохального Сопротивления (9)

Эпохальное Сопротивление современной турецкой армии, второй в НАТО, в авангарде которого стоят Отряды Самообороны (YPG и YPJ) и революционный народ, продемонстрировало волю и силу народа. Бойцы, с безграничной решимостью, сильные духом, встали в противостоянии оккупантам, вписывая героические страницы в историю своего народа. Их стойкость, проявленная в деревне Халиль и в боях в деревне Демилия стали одним из примеров Сопротивления Африна.

Свидетели Эпохального Сопротивления (9)
15 декабрь 2018   07:52

Сопротивление деревни Халиль и Демилия; захватчики деморализованы

ГАНДИ АЛО – ТОЛИН ХАСАН / АФРИН

Турецкие ВС и их наёмники, задействовав всю силу своей современно вооружённой армии, начали наступление на регион Африна 20 Января 2018 года. Но они натолкнулись на беспримерное сопротивление бойцов YPG и YPJ (Отрядов Народной Самообороны и Женских Отрядов Самообороны). Фашистские силы, не сумевшие продвинуться по земле, начали применять тяжёлые вооружения и авиацию. В этой войне, продолжающейся и сейчас, бойцы наносят ощутимые удары по врагу.

Боец Отрядов Народной Самообороны, Толхильдан Агид, участвовал в Эпохальном Сопротивлении турецким оккупантам и боевикам, связанным с ними, и решил поделиться своими воспоминаниями о событиях, происходивших в деревне Халиль (р.ц. Мабата, регион Раджо), когда врагу был нанесён большой ущерб в живой силе и технике. Тогда были уничтожены сотни захватчиков.

Усилия к проведению операции и уничтожение группировки нападавших

Толхильдан Агид - из Африна. Принял участие в первом этапе Эпохального Сопротивления. Решил рассказать о действиях бойцов в Мабата и Шерава, об их стойкости в противостоянии авиации и большой группировке боевиков.

Толхильдан говорит, - когда солдаты и боевики оккупационных сил Турции заняли деревню Халиль (р.ц. Мабата) и Гыре Изаа (холм, на котором расположена деревня), было принято решение атаковать их. "Нами была собрана маленькая группа из 5-ти бойцов, среди которых оказался и я. Мы собрали свои походные сумки, подготовили оружие и боеприпасы, и, не дожидаясь сумерек, направились в сторону деревни по холмам и оливковым рощам так, чтобы нас не заметили беспилотники и наблюдатели боевиков. Шли друг за другом, среди камней и деревьев, всё приближаясь к своей цели. Подойдя близко к деревне, командир отряда приказал засесть каждому на своём месте, не разговаривая и не двигаясь. Командир вёл наблюдение за передвижениями боевиков по территории деревни. Через некоторое время послышался звук взведённого затвора. Командир обернулся, чтобы дать нам знак отойти назад, дабы не быть замеченными. Мы отошли на 100 метров. Боевики, не видя нас, сделали несколько выстрелов, не целясь. Мы спрятались за камнями и деревьями; пули просвистели мимо. Нам уже было известно, что в деревне была готова группа боевиков, которая должна встретить нас на подступах. Когда они поняли, что мы перехитрили их, щедро обстреляли территорию, но мы уже приняли решение вернуться на базу. Все бойцы были в порядке."

Разведка на месте; что случилось дальше…

Толхильдан рассказал, что после первой попытки было принято решение вновь идти в деревню. "На следующий день решено было начать проведение запланированной операции. Но группу для этого пришлось увеличить до 9-ти человек. Вновь, по холмам, мы отправились в сторону деревни. Вблизи от неё командир приказал разделиться на 2 группы. План заключался в следующем: 6 бойцов зайдут в деревню позже, трое – первыми, чтобы посеять хаос среди боевиков и заставить их распределиться по территории,. Мы должны были взять ситуацию под свой контроль без входа в населённый пункт, а главное, - выяснить, приготовлена ли для нас засада. Мы добрались до дома на окраине. Командир отслеживал ситуацию в бинокль ночного видения. Мы засели за домом в боевой готовности. Где-то там были наши бойцы.. .Неожиданно в деревне раздался звук взрыва и автоматные очереди. У нас появилось подозрение, что беспилотник обнаружил наших товарищей, 

Мы хотели сразу начать атаку, чтобы оказать им помощь. Но командир не позволил делать этого сейчас, веля ждать развития ситуации. И тут он увидел в бинокль, что в нашу сторону из деревни выходят двое. Мы обрадовались, продолжив контролировать окрестности, уверенные, что увидим товарищей. Из деревни донеслись выстрелы в нашу сторону, а за ними – голос: "Товарищи, вы здесь?" Командир ответил: "Да, двигайтесь к нам." Мы приняли их, но было заметно, как они устали. Мы были очень рады видеть их живыми. Хотелось побыстрее расспросить обо всём.., но командир прервал нас: "Нам надо уйти сейчас, пока боевики не обнаружили этого места, ведя обстрел окрестностей. Пришлось снова возвратиться, не осуществив задуманного.

Придя на точку, где ждали остальные, обсуждая то, что произошло, бойцы, вернувшиеся из деревни, рассказали, что, когда они уже, практически, были на месте и контролировали передвижения солдат и боевиков, неожиданно прямо перед ними из рощи вышли двое боевиков. Ещё чуть-чуть, и произошла бы схватка. .На лицах наёмников застыл ужас. Мы попытались убить их, но, прячась под деревьями, они бежали, причём один из них бросил ручную гранату. Мы упали на землю. Никто не был ранен. Но боевикам захотелось увидеть нас мёртвыми, они задержались… Один из нас бросил гранату, убив бандитов. На звук взрыва среди захватчиков началось движение. Мы ускоренно вышли из деревни, целы и невредимы."

Третья попытка: Десятки убитых боевиков

После второй, неудавшейся попытки, когда были убиты двое боевиков, бойцы стали планировать проведение третьей. На этот раз она должна была стать успешной.

Вот что случилось дальше: "Разведчики доложили, что в деревне Халиль находится около 300 солдат и наёмников, танки и бронемашины. Мы учли всё это. Поздно ночью, когда было очень холодно, мы в третий раз направились к деревне. Около неё мы оказались в сплошном тумане, что играло нам на руку в проведении операции. Разделившись на 2 группы (6 и 3 человека), вошли в деревню и взяли в прицел точки, где засели боевики.

В деревне было тихо. Из-за тумана было плохо видно. Не более 20 метров. Мы не отдалялись друг от друга более, чем на 15 метров. Бесшумно подобрались к боевикам, наблюдая, как они заворачиваются в одеяла, украденные у жителей деревни, прячась от холода. Им явно не хотелось делать лишние движения. Каждый из нас занимал положенное ему место. Точка была окружена. Началась атака. Звуки выстрелов взорвали тишину, царившую в деревне. Боевики кричали и беспорядочно отстреливались. С другой стороны тоже раздались выстрелы наших товарищей. Хорошо зная географию местности, мы были уверены в успехе операции. Захватив точку, мы старались, чтобы врагу не удалось разобщить нас. Мы передвигались от дома к дому, уничтожая захватчиков. Послышался гул моторов танков и бронемашин. Похоже, боевики немного организовались и пытались обнаружить нас. Нам удалось предупредить бойцов другой группы, когда мы сможем соединиться и где.

Недалеко от дома, определённого нами местом встречи, метались боевики, расстреливая пули, реально не видя нас. Мы бросили ручные гранаты перед собой.  Это заставило врага спрятаться внутри дома. Окружив его, через окна отправили внутрь ещё несколько гранат. Прислушались.. Раздались взрывы и истошные крики боевиков. Двое из нас ворвались во внутрь, стреляя из автоматов. Наконец появилась вторая группа и присоединилась к бою. Все были живы и здоровы.

Уничтожив десятки захватчиков, приведя оставшихся в совершенно растерянное состояние, мы вышли из деревни и быстро отправились в сторону оливковой рощи, расположившейся вокруг деревни. В это время турки спешили организовать обстрел территории из танков и ракетных  установок. Думаю, они поняли, что мы находимся уже вне населённого пункта. Бойцы ускорили шаг, чтобы не попасть под вражеский огонь. Однако, вдруг разорвался снаряд, попавший в большой камень рядом с нами, осколками которого были ранены трое бойцов (один из них – тяжело). Мы подняли товарищей и продолжили движение. Боец, которого нёс я, терял много крови. Я перевязал рану, но кровь не останавливалась, т.к. рана была глубокой. Тяжелее всего было слышать стоны раненых товарищей. Добравшись до отдалённой точки, мы опустили бойцов на землю у большого камня, чтобы обработать раны. Они уже не стонали. Они умерли… . Мы здесь же дали клятву усилить сопротивление."

Сопротивление деревни Демилия; очередной психологический удар по боевикам

Толхильдан продолжил делиться с воспоминаниями: "В деревне Демилия был дан очередной урок боевикам. Мы направились туда, чтобы оказать помощь товарищам, находящимся там. Турецкая боевая авиация наносила удары по деревне, в небе кружили беспилотники, поддерживая боевиков на земле.

В окрестностях деревни завязался тяжёлый бой. Нас было 20 человек, а боевиков насчитывались сотни. Мы преподали им хороший урок, уничтожив и ранив многих из них. Кроме того, был взорван их танк, что заставило их отступить с этой площадки. Но самолёты продолжали нещадно бомбить территорию, разрушая всё и вся. Несколько наших товарищей погибли, некоторые получили ранения. Нам было приказано отойти от деревни."

Боец YPG (Отрядов Народной Самообороны), Толхильдан Агид, так закончил свой рассказ: "Мы принимали участие во многих сражениях, пока дошли до деревень региона Шерава. Там закончился первый этап Эпохального Сопротивления и был объявлен второй. Мы и в нём принимаем участие и ежедневно бьём врага. Мы никогда не отступим от своей клятвы, данной перед лицом Павших товарищей и народом, что продолжим Сопротивление до полного выдворения оккупантов из Африна."

(km)

ANHA